Тел.: +7 (495) 772-78-86

info@am-rusfin.ru

посмотреть на карте

Россия мобилизует финансы ради роста в эпоху санкций

     Главы Центробанка, Минфина и Минэкономики на биржевом форуме в Москве в четверг вспомнили о наборе антикризисных мер времен спада 2008—2009 годов и озвучили новые, оговорившись, что использовать их пока нет нужды.

     «Мы все рассчитываем, что эта инвестиционная пауза будет короткой, во всяком случае, не затянется, и стимулирование инвестиций — это тот фактор, который может изменить динамику экономического роста, замедляющихся темпов, в сторону их повышения», — сказала глава Банка России Эльвира Набиуллина.

     «Так как иные факторы, в том числе внешнеэкономический фактор, чтобы дать серьезную отдачу, требует серьезных изменений в географии и товарной структуре нашего экспорта — это достаточно длинный процесс», — сказала она на биржевом форуме в четверг.

     В ожидании западных санкций за аннексию Крыма Кремль решил искать новые рынки на Востоке и пообещал поддержать отечественный бизнес, если доступ к внешнему финансированию будет ограничен.

     «Мы ожидаем, что одним из последствий последних событий может быть увеличение спроса на кредиты внутри страны, если будет уменьшаться доступ компаний и банков к заимствованиям за рубежом. Мы, со своей стороны, готовы применять все стандартные инструменты, чтобы предоставлять банкам ликвидность, с тем чтобы они обеспечивали этот возрастающий спрос на кредиты», — сказала Набиуллина.

     Глава ЦБ подтвердила готовность к количественному смягчению за счет нетрадиционных инструментов, вроде беззалоговых аукционов и рефинансирования под инвестиционные кредиты.

     «На наш взгляд, на данный момент таких специальных мер не требуется, но в зависимости от обстоятельств мы готовы включать их», — сказала Набиуллина, добавив:

     «Но только мерами денежно-кредитной политики обеспечивать такой возрастающий спрос на кредиты было бы неправильно. Нужно в целом работать над тем, чтобы повышалось доверие к финансовому сектору, чтобы финансовая система обеспечивала финансирование экономики и этот возрастающий спрос».

Антикризисные меры

     Главы Минфина и Минэкономики заверили, что и у них в арсенале есть антикризисные меры, но задействовать их пока нет необходимости.

     «Есть целая линейка антикризисных мер, которые применялись в прошлый кризис, и мы готовы упрощать предоставление гарантий, готовы рассматривать возможность вхождения в капитал через те предыдущие схемы, которые применялись в 2008—2009 годах, в том числе через размещение депозитов Фонда национального благосостояния в ВЭБе», — сказал на форуме министр финансов Антон Силуанов.

     «ФНБ — это запасной ресурс, чтобы иметь возможность в случае кризиса оказать содействие и банкам, и крупным предприятиям, и тем предприятиям, которые имеют большие обязательства перед внешними кредиторами. Мы готовы использовать, но оснований пока нет. В случае наступления таких времен — распечатаем».

      Алексей Улюкаев, сменивший кабинет в ЦБ на портфель министра экономики, предостерег от попыток стимулировать рост в текущих условиях смягчением денежно-кредитной политики.

     «Если мы исходим из того, что это — инвестиционная пауза, она не требует поощрения спроса дополнительного мерами монетарной политики, тем более что есть известное противоречие, связанное с проблемами оттока капитала, и риски инфляции также возрастают. Мы должны говорить о механизмах, связанных с поощрением инвестиций», — сказал он и назвал в числе таких мер стимулирование импортозамещения через преференции отечественным товарам и услугам при госзакупках, ускорение инвестиций крупнейших монополий и финансирования инфраструктурных проектов из ФНБ.

      Для стимулирования кредитования он предложил правительству и ЦБ увеличить капитал госбанков за счет сокращения дивидендов и конвертации субординированного долга в акционерный капитал, а также упростить предоставление госгарантий по кредитам.

      Улюкаев также предложил смягчить бюджетное правило, которое велит накапливать нефтегазовые доходы сверх плановых в Резервном фонде. Сейчас цены на нефть выше заложенных в бюджет, и правительство покупает на излишки доходов валюту, усугубляя давление на рубль и отток капитала, а могло бы инвестировать рубли внутри страны.

     «Важно, чтобы бюджетное правило было чувствительно к циклу инвестиционному и могло бы варьироваться в зависимости от того, какая инвестиционная ситуация. Если есть инвестиционная пауза, как сейчас, то, возможно, могло бы быть применено правило по применению правила. Простой критерий для такой модификации — величина оттока частного иностранного капитала», — предложил Улюкаев.

«Главное не суетиться»

      По его оценкам, при годовом оттоке $100 миллиардов в 2014 году рост экономики замедлится до 0,6—0,7 процента при сокращении инвестиций на 1,3 процента, а отток в $150 миллиардов приведет к сокращению уже и ВВП в целом. При благоприятном сценарии, если отток остановится и по итогам года не превысит прошлогодний показатель $63 миллиарда, ВВП вырастет на 1,8 процента, что всё равно ниже правительственного прогноза в 2,5 процента и не соответствует задаче выхода на 4-5-процентные темпы роста в среднесрочной перспективе.

      Не обремененный министерским портфелем Алексей Кудрин, близкий соратник и друг Владимира Путина, поделился с аудиторией чуть менее оптимистичным прогнозом: рост около нуля, плюс-минус 0,5 процента, и отток около $150—160 миллиардов.

      «Мы имеем сотни миллиардов долларов платы за этот разворот, сотни миллиардов долларов, которые мы недополучим в виде роста ВВП, инвестиций, доходов бюджета. Это наша плата за то, что мы хотим проводить самостоятельную внешнюю политику. Общество пока готово согласиться с этой платой», — сказал Кудрин.

      Потери бюджета от замедления роста и бегства капитала компенсирует высокая цена на нефть и девальвация, и ответственный за казну министр финансов не видит поводов для пожарных действий.

       «Сейчас самое главное не суетиться, — сказал Силуанов. — Если мы начнем менять основные принципы — экономической, финансовой, бюджетной политики — то мы создадим дополнительное недоверие инвесторов».

      «На наш взгляд, говорить о каких-то резких стимулирующих мерах с точки зрения ослабления бюджетной и денежно-кредитной политики — это абсолютно неправильно», — сказал он.

      В русле отказа от резких движений Набиуллина подтвердила тут же, что ЦБ не собирается переносить сроки перехода к инфляционному таргетированию, предусматривающие переход к свободному плаванию рубля с 2015 года, и не собирается ограничивать операции валютный своп.

     «В условиях дефицита рыночного обеспечения этот инструмент позволяет сдерживать и управлять процентными ставками и сдерживать их внутри процентного коридора. Сейчас объем валютных свопов вырос, но этот объем не вызывает у ЦБ опасений. Мы не считаем, что валютные свопы используются широкомасштабно для валютных спекуляций и создают угрозу финансовой стабильности, и поэтому мы не собираемся вводить ограничения», — сказала она.

Дарья КОРСУНСКАЯ, Оксана КОБЗЕВА, Алексей КАЛМЫКОВ

Источник: Reuters